14.03.2014

Историческая справка - Клады Наполеона (часть вторая)

СУДЬБА АРТИЛЛЕРИИ АРМИИ НАПОЛЕОНА

Чем дальше в прошлое уходят события Отечественной войны 1812 года, тем труднее отгадывать оставленные ей загадки. Одна из них — таинственная судьба части бесследно исчезнувших артиллерийских орудий так называемой Великой армии Наполеона.

Известно, что армия Бонапарта вторглась в пределы России, насчитывая в своих-рядах 608 тысяч человек. Обратно, за Неман, возвратилась лишь 81 тысяча. А из 1200 пушек, имевшихся у неприятеля, по подсчетам верейского краеведа-историка Ю. Лискина, уже через три дня после переправы через реку Березину уцелело не более сорока. Таким образом, в России Наполеон потерял не менее 1160 артиллерийских стволов.

Но и это еще не все. В начальный период кампании на русском театре военных действий неприятель добыл в качестве трофеев 156 орудий различных калибров, не менее двадцати тысяч пудов пороха и двадцать семь тысяч артиллерийских снарядов. Таким образом, в пределах России Наполеоном утрачено не 1160, а, с учетом трофеев, не менее 1316 орудий.

В основном это были пушки и мортиры распространенной в то время в Европе системы изобретателя генерала Грибоваля. Так называемая система Грибоваля во Франции получила повсеместное распространение. Гладкоствольные бронзовые орудия, заряжаемые с дула, устанавливались на деревянных лафетах, оборудованных примитивным подъемным механизмом. Для прицеливания служило приставное выдвижное устройство, или диоптр, мушка едва возвышалась на дульном утолщении, а иногда заменялась чертой или стрелой, выгравированной на стволе. Запалы были сделаны во ввинчиваемых стержнях. Снаряды употреблялись шаровые: сплошные ядра для настильной или настильно-рикошетной стрельбы из пушек и разрывные гранаты для стрельбы из гаубиц, которые стреляли также и картечью. Пушки имели длину канала ствола 18, а гаубицы — около 5-6 калибров. Стреляли такие орудия на триста сажен (1500 — 1600 шагов). Каждая батарея корпусной или линейной артиллерии насчитывала от 6 до 8 стволов. В каждом линейном полку имелось по три пушки.


Сам Бонапарт, будучи мастером организации артиллерийского боя, высоко ценил огневую мощь своих батарей и умело применял их в ходе военных кампаний. Артиллерию он называл «молотом, который кует судьбы народов».

Уже с началом изгнания Наполеона из России, по Высочайшему рескрипту императора Александра I от 14 ноября 1812 года, в России, на территориях тех губерний, где велись военные действия, специально уполномоченными военными чиновниками производился поиск брошенного и сокрытого французской армией вооружения и имущества. Армейское командование также зорко следило за розыском оставленной неприятелем артиллерии. Так, в открытом предписании генерала П.П. Коновницына от 30 октября 1812 года № 727 указано: «Предъявитель сего, командированный в Смоленскую, Калужскую, Тульскую и Московскую губернии для сбора и направления в Москву взятых у неприятеля орудий. Всякий, не исполнивший сего повеления, подвергнешь себя строжайшему взысканию, по силе полевого уголовного уложения».

В результате принятых мер к 10 января 1819 года (то есть почти за 7 лет) удалось разыскать и свезти в Москву 875 артиллерийских орудий. Часть этих стволов, ставших трофеями русской армии, ныне можно видеть на каменных подложках возле стен Арсенала Московского Кремля.

Для справки: в ходе заграничного (1813 года) похода русской армии было взято нашими войсками и передано государствам-союзникам еще 380 орудий. Но эти стволы не относились к артиллерии армии вторжения.

Где же еще 441 орудие, оставленное захватчиками и не обнаруженное в ходе специального розыска, проводившегося в России? Терял ли Наполеон артиллерию при отступлении от Малоярославца в долине реки Протвы, в окрестностях древней Вереи и в каком количестве? Если да, то где именно, и удалось ли потом отыскать все брошенные и спрятанные здесь пушки «Великой армии»?

В специальном издании «Орудия, отбитые у неприятеля в 1812 году» (1911), составленном по поручению Особого комитета по устройству в Москве Музея 1812 года на основе документов Московского губернского правления, московского отделения генерального штаба, московского комендантского управления и московского артиллерийского склада при Арсенале, прямо указывается: «Крупнейшие потери артиллерии наполеоновская армия несет после отступления из Москвы. Более 1000 орудий потерял Наполеон и его союзники. О 700 таких орудиях есть точные указания, когда и где они отбиты у неприятеля, но о многих нет сведений. Возможно, что много орудий неприятель зарывал в землю». На чем основывалось такое компетентное мнение?

Архивные документы рассказывают, что в процессе поисков брошенной или сокрытой войсками Бонапарта артиллерии, действительно, были случаи, когда находили артиллерийские стволы, зарытые в грунт.

Так, например, в архивном деле «Об отыскании орудий близ Колоцкого (что на Бородинском поле) монастыря» (1 января 1813 года) сообщается: « Для отыскания зарытого неприятелем при Колоцком монастыре оружия командирован капитан Фаустов». Этот офицер доставил Московскому гражданскому губернатору «реестр отрытым там орудиям». Из документа видно, что там было найдено двадцать четыре орудия. Интересен приложенный к документу перечень основных неисправностей разысканных пушек. В основном у всех отпилены правая и (или) левая цапфы. Отпил одной или двух цапф на бронзовом корпусе орудия означал, что оно уже не может быть установлено на лафет для боевого применения. К тому же это наиболее быстрый способ выведения из строя оставляемого неприятелю орудия даже в полевых условиях.

Еще один аналогичный документ — рапорт военного чиновника от 30 мая 1817 года № 1264 на имя Инспектора всей артиллерии «О пушках, зарытых близ Борисова». В нем сообщается о том, что «в 1815 году близ Борисовских укреплений в земле нижними чинами саперного батальона стасканы с лафетами и пятью передками шесть неприятельских орудий, за отыскание коих выдано тем служителям в награду по триста рублей». То есть в рапорте идет речь об отыскании зарытой в землю целой французской батареи! А ведь через Борисов Наполеон отступал в последней декаде ноября 1812-го, когда столбик термометра опускался до отметок ниже двадцати градусов. Это сколько же усилий понадобилось, чтобы в этих условиях зарыть в промерзлую землю шесть орудий!

Наконец, известно «Дело об иностранном орудии, отысканием в Смоленске, которое зарыто было в щебне». Согласно документам дела 23 октября 1818 года рядовые русской армии, роясь в щебне от разрушений в бывшей цитадели комиссариатских зданий, нашли двенадцатифунтовую пушку, принадлежавшую неприятелю. Счастливцам за находку было выдано по пятьдесят рублей каждому.

Итак, задокументировано несколько фактов отыскания сокрытых неприятелем в земле артиллерийских орудий. Понятно, что в первой четверти XIX века, при отсутствии привычных современным саперам, криминалистам и геологам мино- и металлоискателей, бомбоискателей и протонных магнитометров, отыскание зарытых в грунте артиллерийских орудий французской армии было либо результатом свидетельских показаний, либо делом случая. Таким образом, можно обоснованно предположить, что если снятые французскими артиллеристами или специальными подразделениями арьергарда с лафетов стволы тут же, вблизи проселка, на пересеченном, покрытом растительностью участке зарывались в сырой осенний грунт, следов перекопа позже обнаружить было просто невозможно. Такой тайник можно сравнивать с необозначенным захоронением, оставленным в чужой земле навечно. Теперь мы вправе рассматривать такого рода сокрытия 1812 года как объекты возможного археологического поиска.

В поисках разгадки тайны верейские краеведы восстановили последовательность событий той поры. Город Верея и тогдашний Верейский уезд были летом и осенью 1812 года частью театра военных действий. Если посмотреть на карту, с севера от Вереи — Борисова (бывший Борисов-городок) и Можайск, с юга, по Верейскому меридиану последовательно: деревни Волчонки, Алферове, Устье, Совьяки, Роща, город Боровок, деревня село Городня и город Малоярославец. Все дороги от Боровска вплоть до Малоярославца и обратно, от Малоярославца через Верею до Можайска представляли собой «аппендикс», в который сначала втянулась, пытаясь пройти к Калуге, а затем застряла и на ходу перестраивалась для отхода на старую смоленскую дорогу огромная французская армия с бесчисленными обозами.

Известно, что 15 — 19 октября 1812 года неприятель выходил из Москвы, имея вместе с авангардом более 100 тысяч человек. По французским источникам, в эти дни с армией двигалось на Калугу через Малоярославец 533 единицы артиллерии. И если пехота и прислуга в ней казались поначалу превосходными, то лошади были изнурены «совершенно» или «до крайности». К слову, в описаниях очевидцев и участников того нашествия на Россию ясно представлен военный прием, могущий служить ключом к пониманию ситуации вокруг потери артиллерии во время похода французских войск. При обильных осадках, сопровождающихся холодным ветром и распутицей, болезнями и падежом тягла, орудия и фуры с боеприпасами бросали на дорогах или прятали вблизи них. Так было даже в летний период кампании. Правда, тогда чуть позже орудия подбирал арьергард, имевший в своем составе специальные саперные и ремонтные подразделения. Таким образом, расчетную скорость марша наступавших на Москву сил французам удавалось выдерживать. А тут — вторая половина октября: непогода, раскисшие дороги, отступление...

Как свидетельствовал старший офицер наполеоновской армии Христофор Людвиг фон Иелин, «...во время этих переходов 19—25 октября шел холодный дождь, дороги сделались непроходимыми, одежда обледенела. Обозы, пушки и прочее застревали до осей в топях, откуда их вытаскивали с величайшим трудом . Обремененные добычей, мы употребили после продолжительной стоянки в Москве семь дней, чтобы пройти расстояние (до Малоярославца), на которое потребовалось бы не более 24—25 часов».

Отметим, что к 23 октября неприятель, оставивший Москву, приближался к Боровску. К этому времени его батарейная артиллерия уже «потеряла большую часть лошадей». В эти самые дни и часы, в тех же погодных условиях, 6-й пехотный корпус русской армии под командованием генерала Д. С. Дохтурова и кавалерия под началом другого героя Отечественной войны — генерала М.А. Милорадовича, совершали стремительный марш-бросок от Тарутина к Малоярославцу, имея целью перекрыть «Великой армии» пути к Калуге, принять на себя всю силу удара гвардии вице-короля Италии Евгения Богарне, шедшего в авангарде войск Бонапарта. Русские силы опередили грозного неприятеля всего на пять часов, вышли и закрепились на высотах города, где приняли бой. О той проигранной Наполеоном битве историками написано немало.

25 октября в селе Городня (точно на том самом месте, где теперь стоит дом Надежды Дышловой) состоялся военный совет Наполеона с Мюратом, Богарне, Лаву и Бессьером, в ходе которого, на пороге полной катастрофы, император принял вынужденное решение — возвращаться на Старую Смоленскую дорогу Его адъютант, генерал де Сегюр, воспроизвел слова, тяжело оброненные Бонапартом: «Довольно отваги. Мы слишком много сделали для славы. Теперь время думать только о спасении остатков армии!»

Малоизвестный факт: в Городне, по обе стороны от дороги, 24 и 25 октября французы сделали первые большие захоронения погибших в битве, от ран и болезней. В дальнейшем, на всем пути следования от Городни через Верею на Можайск, поступали точно так же.

Итак, теперь Бонапарт устремился к Верее. Он предписал маршалу Жюно направить к этому городу все маршевые батальоны и эскадроны, собранные в Можайске, а также находившуюся там артиллерию гвардии и армейских корпусов. 25—26 октября к Верее движутся и артиллерийские батареи французов, отступающих от Малоярославца, и артиллерийские батареи, ранее дислоцированные в Можайске Император опасается, что у Вереи, которую 29 сентября лихим штурмом уже отбивал у его вестфальцев партизанский отряд русского генерала Д. Орехова и где теперь находится сторожевая застава последнего, французов ожидает «второй Малоярославец». Уж очень неприятны были ему гребни высот, на которых расположена древняя Верея! По указанной причине Наполеон стремится упредить русских на два-три перехода.

Но от военной судьбы Бонапарту уже не уйти. Несмотря на то, что это все же удалось, впереди французов ожидало сражение под Вязьмой, где Милорадович встретил огнем катившуюся на Запад армию захватчиков. В Верею же — место предполагаемого краткого отдыха французского Главного штаба — заблаговременно направляется возимый со штабом гелиограф: трехцветный световой прибор, предназначенный для передачи условных световых сигналов (депеш) в сторону Можайска, далее, по эстафете — во Францию. Можно только догадываться о содержании переданной позже из Вереи световой депеши.

Тот же Христофор Людвиг фон Иелин о событиях 25— 26 октября 1812 года впоследствии вспоминал: «Дороги становились все хуже. Падеж лошадей вызвал необходимость отдать приказ сжечь повозки, оставшиеся позади, топить в реках пушки, которые нельзя было тащить далее, взрывать пороховые обозы; все это поручено было исполнить отряду, оставшемуся в арьергарде . 26 октября мы двинулись по направлению к Верее».

С 26 октября в арьергарде отступающей к Верее армии Наполеона следуют части (25—28 тысяч) наиболее боеспособного корпуса маршала Даву. Именно этим людям под командованием дивизионного генерала Жерара было поручено подгонять отстающих (до двадцати тысяч) и на месте решать судьбу того, что остается позади армии: орудий, фур, ценностей, похищенных в Москве, гражданских обозов.

До Вереи отступавшие шли более суток. Маршрут движения их основной массы уже известен. Однако и войска, и обозы не могли двигаться колея в колею. По этой причине шел поиск обходов и кратчайших путей. Какая-то часть перемещавшихся рисковала наугад. Начали появляться предвестники паники, бегства.

К тому же, начиная с 25 октября, температура воздуха ночью упала до минус четырех-пяти градусов по Реомюру (то есть до минус пяти-шести градусов по Цельсию). Люди страдали от холода. Падеж лошадей резко усилился. Обледенели сырые дороги. Подъемы, низины и мосты все более становились неприступными для артиллерии и обозов...

Боровский краевед А. А. Антипов отыскал в «Калужских губернских ведомостях» (№ 43 от 26 апреля 1911 года) заметку следующего содержания: «Село Тимашово, отстоящее от Боровска в семи верстах, в настоящее время насчитывает около 60 дворов . Говорят, что в Тимашове при проходе армии Наполеона через мост, пролегающий через речку Городенку, провалилась и затонула в воде фура, которую достать не удалось».

В «критических» местах французская артиллерия на марше несла самые ощутимые потери. Десятки орудий по разным причинам были брошены, и их судьбу уже решали пехотинцы арьергарда Даву. Со своей стороны, несмотря на частые стычки с казаками атамана Платова, личный состав французского арьергарда без промедления выполнял возложенную на него боевую задачу Тут же, в низинах, брошенные орудия разукомплектовывались, у них отпиливались цапфы, после чего их или топили в черных водах Протвы и ее притоков, или закапывали в болотистых и песчаных местах Таким образом, наиболее вероятными местами сокрытий на протяжении пути от Городни до Можайска являются те участки дороги, которые расположены над Протвой, плохо проходимы в распутицу или имеют крутизну спусков и подъемов от десяти до тридцати градусов.

Жители деревень Загрязья и Совьяки Боровского района передают из уст в уста рассказ о том, что здесь, на дороге, в низинах и болотинах французская армия бросила большое количество оружия. Многое ушло в топь, под воду Боренки, которая впадает в Протву.

По мнению уже упоминавшегося Ю. Лискина, на протяжении среднего перехода французы могли терять от нескольких десятков до сотни орудийных стволов После Смоленска и до Лопарской горы, что по дороге на Ковно, их прятали от неприятеля все реже — силы отступавших таяли Таким образом, верейский отрезок пути армии Наполеона (от деревни Совьяки до Вереи и от этого города до деревни Борисова) отличается от всех последующих тем, что именно здесь, на подступах к городу и по миновании его, арьергард Даву тщательно выполнял приказ императора о сокрытии брошенных основными силами на путях отступления артиллерийских орудий, Известно примерно о двух десятках пушек, отбитых в эти дни у неприятеля казаками. По самым скромным подсчетам, на марше в дальних и ближних окрестностях Вереи и в самом городе в октябре 1812 года было зарыто в грунт и затоплено до 50 орудий, которые не отысканы по сей день К Можайску французы подошли уже с заметными потерями в артиллерии.

Боровский краевед Н.В. Заикин сообщал, что, по имеющимся у него проверенным сведениям, в середине тридцатых годов уже нашего столетия при отсыпке полотна дороги в населенном пункте Совьяки, там, где в Протву впадает малая речка Воронка, рабочими были случайно обнаружены три старинные бронзовые пушки. К сожалению, их передали не в музей, а на местный завод, где умельцы распилили их «на кольца»... А верейские краеведы знают, что жители города и окрестных деревень все еще передают из поколения в поколение рассказы о том, как «тогда-то» по весне или в «то» жаркое лето кто-то видел на дне Протвы старинное чугунное ядро или заиленный артиллерийский ствол.

Уже не полноводная, как когда-то, Протва медленно уносит свои воды к Оке. О чем молчит река? О чем молчат ее притоки: Линовка, Корженка, Мжут, Репенка, Ратовка, Берега, Нема?

Просвятить крестьян общины:

Мы используем
только отборное
СЫРЬЕ

От  «ГРЕНАДЕРА»
на стену лезть
хочется!

ГОЛУБЧИК! Ходят слухи,
что Вы еще не достигли
возраста 18 лет…

Правда ли это?
ДА! Слухи ходят, но я просто
хорошо выгляжу, а 18 лет
мне уже исполнилось
НЕТ! Это не слухи,
мне еще нет 18 лет
Наверх
Яндекс.Метрика